Минеральные воды

Минеральные воды Белгорода
Понятие о минеральных водах
Подземные минеральные воды
Минеральные озера. Лечебные грязи


Рыбоводство

Вода и жизнь водоема
Рыбы, их строение и жизнь
Рыбоводство в естественных водоемах
Прудовое хозяйство

Партнеры

Объявления

Наш опрос

Вода в Белгороде

Лучше не пить
Лучше не купаться
Отличная вода

Архив новостей

Февраль 2016 (227)

Счетчики

Rambler's Top100

Зрение

Категория: Рыбоводство » Рыбы, их строение и жизнь » Строение тела рыб

Зрение. Глаза развиваются в виде первичных пузырей, отделяющихся от переднего расширения (большой мозг) зародышевой нервной трубки. Пузыри эти примыкают к эктодерме зародыша, но остаются соединенными с мозгом тонким стеблем. Врастанием волокон клеток пузыря этот стебель образует зритель­ный нерв. Путем вдавления передней части пузыря получается двустенная чашка. Наружная стенка превращается в пигментный слой, а внутренняя в сетчатку или ретину. Эктодерма, прилегающая к глазу, образует утолщение, которое погружается в чашку в виде пузырька и превращается в хрусталик или линзу, при чем полость его исчезает. Сосудистая оболочка и роговица образуются уже из клеток мезодермы. Полость глаза выполнена стекло­видным телом, происхождение которого не выяснено.
Вполне развитой глаз рыбы имеет форму чашки или полушара, закры­того роговицей и радужной, в отверстие которой несколько выступает круг­лая слоистого строения линза (хрусталик). Полость между роговицей и ра­дужной называется передней камерой. Роговица переходит в склерозную оболочку (склеротика) основной или внутренней части глазного яблока. Через нее проходит зрительный нерв в сетчатую оболочку (ретину). Между ней и линзой находится полость (внутренняя), содержащая стекловидное тело.
За ретиной лежит серебристая оболочка и сосудистая оболочка. В хрящевой склеротике залегают иногда костные отложения. Arg-entea отливает золоти­стым или серебристым цветом и содержит многочисленные мелкие кристаллы.
Ни радужная оболочка ни хрусталик не изменяют своей формы, но приспо­собление глаза к расстояниям (аккомодация) достигается перемещением хрусталика. Для этого от места вхождения глазного нерва отходит ммшечно-сосудистый отросток, оканчивающийся расширением (compannula Halleri), прикрепляющимся к сумке хрусталика; сокращаясь, этот processus falciformis оттягивает линзу вниз и внутрь глаза.
Как роговица, так я хрусталик и стекловидное тело суть преломляю­щие тела, которые направляют световые лучи на ретину, на которой по­лучается изображение предмета.
Известно, что у млекопитающих животных и птиц глаз приспособляется к дальним и ближним расстояниям, путем изменения выпуклости своей линзы, имеющей форму двояко-выпуклого стекла. При этом в покойном состоянии г\аза линза имеет более плоскую форму для восприятия изображений более удаленных. У рыб же линза шарообразная, приспособленная для коротких расстояний, а поэтому ясно, что рыбы, так сказать, близоруки; и действительно, опыт убеждает нас, что рыбы видят в воде лишь на весьма небольших рас­стояниях.
Но мы указали уже, что с помощью processus falciformis линза может быть втянута в глубь глаза, ближе к ретине, и тогда на ней получаются изображе­ния более отдаленных предметов. Если при нормальном положении линзы, рыбий глаз видит на расстоянии 10—20 см и не более как на расстоянии 1 м он может воспринять лучи на расстоянии 10-^12 м в прозрачной мор­ской воде, при условии втягивания линзы внутрь. Таким образом, рыбы со­вершенно лишены способности видеть вдаль, чему препятствует строение глаза, а такжз и среда жизни. В воде лучи проникают также на небольшое расстояние, как показано нами в своем месте; стало быть, для ее обитате­лей не имела бы никакого значения способность приспособлять глаз к даль­ним расстояниям.
Итак, у рыб глаз в его спокойном состоянии приспособлен видеть на близком расстоянии и может аккомодировать также весьма недалеко, всего на несколько метров; кроме того, рыба видит все как бы в тумане, не воспринимая резких контуров. Этим и объясняется возможность лова рыбы сетями, которые рыба замечает лишь в самом близком расстоянии; в дву­стенных сетях с „режами" или „редухой" рыба даже вблизи видит только по­следние и, избегая их, бросается в слабо поставленную частую сеть и запу­тывается в ней. Само собою разумеется, что предметы, находящиеся в воз­духе и отражающиеся в воде, заметны для рыб на том же расстоянии; это не относится до расстояния в воздушной атмосфере. Но нужно, чтобы лучи от предметов, вне воды находящихся, проходили в воду, а не отражались от ее поверхности, как падающие под углом менее чем на 41%.
На том, что рыбы в воде на некотором небольшом расстоянии видят тень от предметов, основан способ лова кефали рогожами: кефаль, плывя в лун­ную ночь, видит перед собою темную стену тени от лежащей на поверхно­сти воды рогожи и, стремясь перепрыгнуть эту стену, падает на самую рогожу.
Ретина глаза состоит из громадного числа палочек и колбочек, составляю­щих концевые аппараты нервных волокон, поддерживающих клеток, ганглиев н т. д., оэразующих несколько рядов, переходящих в упомянутый уже пиг­ментный слой.
Известно, что колбочки служат для восприятия цветов и потому их от­сутствие характеризует и определяет цветную слепоту, тогда как палочки реагируют на свет. У большинства рыб существуют и те и другие концевые аппараты зрительного нерва, но акулы и скаты, ночные морские рыбы боль­ших глубин, мало нуждающиеся в способности отличать цвета, обладают лишь ничтожным числом колбочек, или их совсем нет. У глубоководных рыб, живущих постоянно на глубине свыше 400 м колбочки в ретине совсем не найдены. Поэтому эти рыбы, очевидно, не могут отличать цвета, да это им и не нужно, по месту обитания, в темноте, где, напротив, увеличенное число палочек важно для восприятия того ничтожного напряжения света, ко­торый проникает сверху и распространяется светящимися организмами.
Доктор Франц в Лейпциге, на основании строения сетчатой оболочки глаза рыб, высказал мнение, что рыбы должны обладать способностью отли­чать цвета. В пользу этого говорят: окраска рыб, например, симпатическая окраска донных рыб, отвечающая цвету населяемого ими грунта, затем яркая окраска брачного наряда, изменение цветов у Betta pugnax во время борьбы, наконец, употребление разноцветных мушек удильщиками при лове лосо­севых нахльгстом. Исследуя этот вопрос экспериментальным путем в отноше­нии всевозможных животных, проф. Гесс пришел к заключению, что сухо­путные позвоночные все отличают цвета, хотя многие из них, быть может, не видят крайних лучей спектра, как и человек не отличает ультра-фиоле­товых и инфра-красных лучей; но что рыбы и беспозвоночные не могут отли­чать лучей спектра, а воспринимают только степень напряжения света.
Напротив, д-р Фриш в Мюнхене, не отрицая, что у рыб восприятие цвета сводится к отличию светового напряжения, принимает на основании своих многочисленных опытов, что рыбы способны отличать и цвета.
Указанное выше гистологическое отличие ретины разных рыб объясняет противоположные выводы физиологов из их экспериментальных исследо­ваний.
В виду сказанного о зрении рыб представляется несомненным увлечением старание любителей удильного спорта создать „удильную энтомологию". Известно, что .любители ужения изготовляют подобия всех тех насекомых, которые так или иначе связаны с водой и делаются добычей рыб. Этому стремлению потворствуют, разумеется фабриканты и продавцы искусственных мушек, делая доходную с гатью из всякой новой мушки. Таким образом, со­здано уже громадное число форм с специальными названиями (английскими), якобы отвечающих зоологическим видам насекомых. Но, с одной стороны, эти „искусственные мушки" суть совершенно фантастические произведения, в которых энтомолог обо.кновенно совершенно не узнает оригинала, с дру­гой же—опыт показал, что для успеха ужения рыбы вэвсе Hi нужно боль­шое разнообразие мушек, что для этого достаточно, по мнению д-ра Брэма, 8 разных цветов мушек, и, повидимому, главное в том, чтобы уметь бро­сать удочку или мушку, чтобы мушка падала на воду подобно тому, как па­дает живое насекомое, чтобы вызвать в воде известный зрительный и све­товой эффект. Также при загоне скумбрии в расставленные сети, с помощъю искусственного дельфина, важно умение бросить это чучело, а не окраска его. Что рыба не замечает таких тонких отличий в цвете мушек, как, напр., замена какого-нибудь коричневого пятнышка синим пятнышком, прибавка к той или иной окраске перышка или ниточки, а тем более изменение формы мушки, удильщики могли бы убедиться уже из сравнения своих искусственных му­шек, напр., March brown с их ее е;твенными первообразами, в данном слу­чае с Polingenia longicaudata. Но яркие цвета, красные, а равно и блестящие предметы, рыбы нэ только отличают на известном расстоянии, но они как бы приманивают рыб. Поэтому можно остановить даже ход рыб помещением в воду электрических лампочек или даже стеклянными пузырьками со ртутью, как делалось на реке Проток Кубанской области. Поэтому же не советуют метить (маркировать) рыб блестящими бляшками, так как практика показала, что такие рыбы подвергаются наичаща нападению хищников.
К сказанному надо прибавить, что глаза рыб, как и лягушек, лучше видят двигающиеся предметы, и поэтому форель, напр,, берет корм, покуда он погружен в воде; форель (на глаз) не берет корма, лежащего неподвижно, но стоит его пошевелить, как рыба его хватает. На дне лежащий корм карпы берут, руководствуясь осязанием и обонянием.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
 (голосов: 2)

Распечатать

Лес россии. Лесные растения.)

Популярные статьи